Над Донбассом сгущаются тучи

15 марта газета “Советская Россия” опубликовала интервью с Алексеем Марковым, нынешним командиром батальона “Призрак”, некогда созданного Алексеем Мозговым. В нём обсуждаются многие вопросы, которыми РКРП и её союзники в Донбассе уже давно занимаются, в том числе, не раз высказывая своё мнение по поводу так называемых Минских соглашений.
Нынешний командир “Призрака” известен как открытый сторонник коммунистических взглядов. В ноябре 2015 года, спустя полгода после гибели Мозгового видеогруппе нашей партии «РОТ ФРОНТ» удалось побеседовать с ним об обстановке в “Призраке”.
Из нового интервью становится ясно, как много всего изменилось в Донбассе с тех пор. И не сказать, что в лучшую сторону…

В независимых Донецкой и Луганской республиках нарастает ощущение тревоги. Из Киева раздаются угрозы «зачистить» Донбасс. Российский МИД опасается, что в Киеве готовится масштабное наступление на Донбасс. Но, видимо, опасения эти разделяют не все. Кто-то, видимо, наивно полагает, что стабилизацию обеспечит очередное перемирие, объявленное с 5 марта 2018 года.
О нем договорились представители Киева и независимых республик в Минске 2 марта и определили его как полное и бессрочное, нацеленное на предотвращение развязки полномасштабной войны. Но уже республики заявляют, что перемирие не сработало. «Перемирие обострилось», – сообщается в сводках Минобороны ДНР и Народной милиции ЛНР.
Как живется на осадном положении донбассовцам? Как расценивают угрозы Киева защитники республик? Возможна ли большая война на Донбассе? На эти и другие вопросы отвечает в своем интервью командир батальона «Призрак», преемник Алексея Мозгового Алексей Марков:
– Будет ли война? Скорее всего, да. У укропов других вариантов не осталось. У них слишком тяжелое экономическое положение, много социальных проблем, решить которые они не могут да и не хотят. Война для них – единственный способ списать проблемы на внешнего врага. Они заявляют, что это у них уже 24-я война с Россией. Я не знаю, когда они успели столько с Россией повоевать. Но что касается этой войны, то Россия в ней не участвует.
По данным нашей разведки, украинские войска полностью развернуты, стоят на второй линии обороны и к наступлению готовы. Дело за политическим решением. Мы со своей стороны тоже готовы.
– Политическое решение со стороны Порошенко?
– Порошенко либо его кукловодов. Президент Украины действует в весьма ограниченном политическом поле. Он пытается показывать, что является самостоятельным политиком. Но на деле он зависим как от своих нацистов, так и от Запада. Реальных экономических, социальных реформ на Украине не было проведено, ситуация там только ухудшается и выбора уже не осталось. Только война может удержать хунту у власти, максимум еще на год-два.
– Хватит ли оборонительных сил у ЛНР и ДНР, чтобы защитить свою независимость?
– Не раскрывая всех военных тайн, скажу так: с одной стороны, мобилизационный потенциал Украины в 20 раз больше, чем народных республик. Надо понимать, что с одной стороны государство с населением 40 млн., а с другой – республика в 2 млн. человек, соответственно с той стороны выставят вооруженных сил в разы больше. Это во-первых.
Во-вторых, им идет существенная военная и техническая помощь Запада. За последние 4 года технический потенциал ВСУ (вооруженные силы Украины. – Ред.) вырос значительно. К тому же они взялись за боевую учебу. Если в 2014-м ВСУ представляли собой сборище вооруженных мужиков без вменяемого руководства, то сейчас это армия хорошего среднего уровня. Воевать с ними уже тяжелее.
Наш большой плюс в том, что Народная милиция (так называются силы ополчения ЛНР. – Ред.) комплектуется только добровольцами. Люди знают, на что идут, моральный дух у всех высок, они защищают свою землю, свою Родину, свои семьи. Все понимают, что силы неравные, хотя не всегда число определяет исход сражения.
– Америка оснастила ВСУ?
– И Америка, и украинская сторона довели до ума то вооружение, которое оставалось от Советского Союза. Наладили ремонт бронетехники, научились пользоваться артиллерией, боевые порядки оснащены приборами ночного видения, используют тепловизоры.
– Техническое оснащение защитников несопоставимо с ВСУ?
– У нас оно тоже растет за счет помощи тех, кто не желает, чтобы на Украине нацисты у власти оставались сколько-нибудь долго. Неравнодушные люди помогают нам. Понятно, что этот уровень значительно ниже, чем поставки вооружений, идущие Украине от западных стран. Но мы используем то, что есть, максимально эффективно.
– Жители ДНР и ЛНР говорят, что обстановка на фронтах предгрозовая.
– Есть такое. То, что тучи сгущаются, ощущалось уже в прошлом году. Он был намного тяжелее, чем 2016-й. Постоянно шли бои, были существенные потери. Правда, нам сопутствовала военная удача. Из боестолкновений мы выходили без потерь. Пока везет. Но предчувствие надвигающейся большой войны есть у всех.
– Киевская власть грозится смести с лица земли сепаратистов, заменить население Донбасса и вернуть в лоно Украины мятежные территории…
– Население Донбасса для украинской хунты – не свое. Они нас не воспринимают не только как сограждан, но и вообще как людей. Достаточно послушать украинские комментарии к любому ролику про погибших мирных жителей республик. Вместо сочувствия – животная радость, «замочили еще одну личинку колорада» – это про убитых детей. И постоянные угрозы, что жителей республик надо будет фильтровать на благонадежность, кого-то уничтожать, кого-то изгонять. Это нормальная практика любого фашистского государства. Было бы странно ожидать от киевского режима другого. В ЛНР и ДНР все прекрасно понимают, что их ждет в случае захвата Украиной республик.
Киеву не нужен Донбасс с населением. Киеву не нужен Донбасс даже как земля. Им нужен Донбасс как символ победы над якобы тысячелетним врагом – Московией.
Если случится самое плохое, и укропы захватят Донбасс, максимум, что они сделают, это понатыкают своих жовто-блакитных тряпок вдоль границы – и на этом все закончится. Никто не будет восстанавливать промышленность Донбасса, никто не будет помогать мирным жителям. Этот кусок земли так и останется отрезанным…
– Почему?
– Потому что, по факту, на Донбассе живут русские, люди, которые ощущают себя русскими, они не собираются становиться украинцами второго сорта, не собираются скакать на майдане и прославлять Бандеру. Они автоматически чужие для этой власти. Единственный шанс на мирное урегулирование этого конфликта, переросшего в гражданскую войну, – смена власти в Киеве. С нынешней властью договариваться не о чем.
– А вы уверены, что плохая власть сменится на лучшую?
– Не факт, но надо же надеяться.
– Что оптимальным решением было бы для Донбасса: вхождение в Россию или независимость?
– В 2014 году большинство населения рассчитывало на крымский вариант. Думали, проведем референдум, присоединимся к России и заживем в едином государстве. Не вышло.
– Скоро 4 года войне и неопределенности.
– Сейчас Россия не готова к каким-либо шагам по отношению к Донбассу. Но и жить вместе с Украиной уже невозможно. Все экономические, социальные, политические связи Донбасса с Украиной разорваны. Это абсолютно разные субъекты. Поэтому на данный момент независимость, пусть даже непризнанных республик, для Донбасса является оптимальным решением. Со временем, когда поменяется внешнеполитическая ситуация, присоединение к России будет наилучшим выходом. Население Донбасса хочет жить в России, считает себя частью России.
– Но часть территории Донбасса остается под Украиной. Там население ждет освобождения от нацизма. Славянск, Краматорск не смирились…
– Если бы с двух сторон наблюдалось обоюдное желание решить этот конфликт миром, то можно было бы договариваться… Но киевская хунта не собирается разрешать конфликт миром. Ей нужна военная операция, захват, силовое насаждение своей идеологии. Всё.
Мы имеем дело с классическим фашистским режимом, как это было в Германии, в Италии, Венгрии, в Латинской Америке. Договариваться в Киеве не с кем. Там нет договороспособных руководителей. Если уж Порошенко откровенно называет Минские соглашения передышкой для подготовки своей армии к силовой атаке, то о чем с ним дальше говорить?
– Наверное, минский процесс сразу рассматривался украинским президентом как отвлекающий маневр?
– Думаю, да. Минские соглашения никогда не выполнялись украинской стороной, несмотря на все разговоры о перемириях, прекращениях огня. Редкий день у нас проходил без пальбы со стороны ВСУ. Как правило, в день фиксируется до 40 обстрелов с украинской стороны. Если 6, 8, 10 обстрелов, то такой день считается тихим. Никакого перемирия никогда не было и вряд ли будет.
– Сейчас тоже перемирие, якобы бессрочное. Но орудия ВСУ не умолкают. А в ДНР даже пытаются продвигаться вглубь нейтральной зоны.
– У нас ВСУ некуда продвигаться. Мы стоим нос к носу. Продвинуться вперед можно, только выбив противника с его позиций. На части нашего участка фронта мы сейчас занимаем позиции бывшие укроповские. Сами не отступали.
– Что происходит в Луганске? Есть ли перемены после ухода Плотницкого?
– В Луганске бываем редко. Это далеко. После Плотницкого отношение к нам изменилось в лучшую сторону. В принципе, у нас и раньше не было никаких проблем по военной части. Мы считаемся одним из самых боеспособных и дисциплинированных подразделений. Но у прежнего руководства республики было какое-то предвзятое отношение к нам еще со времен нашего первого командира Алексея Борисовича Мозгового. Сейчас все по-другому.
– Ведется расследование по убийству Мозгового?
– Нет. Ко мне, по крайней мере, никто из следователей не обращался. И в каком состоянии оно находится, я не знаю.
– Одно время обсуждалась идея объединения ЛНР и ДНР, чтобы совместно поднимать экономику и отстаивать независимость. Что сегодня об этом слышно?
– Объединяться надо было в самом начале, в первые месяцы провозглашения республик. К сожалению, это не было сделано. А сейчас ЛНР и ДНР прописаны в Минских соглашениях как отдельные субъекты. Когда Украина окончательно разорвет Минские соглашения, тогда появится возможность для объединения республик. Все этого ждут.
– Да, в Киеве, судя по всему, пробуждается новый майдан?
– Это внутреннее бурление в одной и той же кастрюле с коричневым варевом. И кто возьмет там верх, принципиально неважно, для нас это ничего не изменит.
Придут ли к власти откровенные нацисты, или Мишико Саакашвили, неважно, какого оттенка коричневые будут у власти в Киеве. Отношения с Донбассом у них не изменятся.
– Ряд других областей Украины, к примеру, Харьковская, Николаевская, Днепропетровская, тяготеют по своим настроениям к Донбассу. Есть ли какие-то с ними контакты?
– Мы не можем контактировать с этими областями. Там украинская власть. Люди, которые там живут, сильно опасаются вслух о чем-то подобном говорить, боятся даже слово произнести о Донбассе. Там фашистский режим. Любой человек, заподозренный в симпатиях к Донбассу, моментально окажется в СБУ. Никаких разговоров о независимости там не ведется ни с кем. Это все равно, что отправить людей на верную казнь.
– Предположим, вы уже прогнали хунту, строите самостоятельную жизнь, какой политический, социальный строй вы видите в своей республике?
– Ну строить, к сожалению, придется не нам. Надо понимать, что решение о будущем государственном устройстве республик будет приниматься совершенно точно не на референдуме. Думаю, это будет парламентская или президентская республика по образцу Абхазии, Южной Осетии…
– Значит, буржуазный строй?
– Полагаю, нам не дадут строить социализм на отдельно взятом кусочке земли. Это будет слишком плохой пример для окружающих.
– Как вы оцениваете возможности республик в самостоятельном развитии?
– Донбасс всегда был наиболее промышленно развитым регионом Украины с высоким образовательным уровнем. В наших республиках достаточно и вузов, и культурная жизнь развита. Донбасс может стать самодостаточным, если будут налажены экономические связи с Россией и если будет нормализован статус республик на внешнеполитической арене. Добыча угля, металлообработка, сельское хозяйство – этого, в принципе, достаточно для того, чтобы жить по крайней мере не хуже, чем окружающие регионы.
Сейчас все упирается в то, что Донбасс не обладает никаким статусом, затруднено даже сообщение с Россией. Без статуса Донбасс будет в подвешенном состоянии.
Но сегодня наша главная задача – удержать границы ЛНР, не дать противнику прорваться через них. Чем эта война закончится, время покажет. Судьба Донбасса зависит не только от нас. Она зависит от того, как будет складываться обстановка в мире, какие изменения будут происходить в России, на Украине. Предугадать ход событий даже на год-два вперед не под силу никому.
– Желаем Донбассу скорейшего мира, а защитникам – победы.
– Спасибо. Мы очень ждем решений от России. Она – гарант нашего будущего. Без России донбасский узел не разрубить. А «Призрак» твердо стоит на своих рубежах.
Беседовала Галина ПЛАТОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *