Квартира фронтовику – это справедливо

На добро отвечай добром, На зло – справедливостью. Конфуций

Слова, вынесенные в эпиграф, изречены древнекитайским мыслителем 2500 лет назад. Ничто не поменялось за эти годы в подлунном мире. До сих пор зло часто торжествует над добром, над справедливостью. Что такое зло – знает каждый. Зло – это боль – физическая либо нравственная, которую ощущает конкретный человек, нередко – группа людей, а иногда и общество в целом. Причем нравственная боль зачастую бывает не менее сильной, чем боль физическая. И уж совсем нестерпимой она становится, когда накладывается на физический недуг, на преклонный возраст…

Живет в районном центре Большое Сорокино семья Мышкиных. Главе семьи – Николаю Ивановичу 85 лет, супруга также в солидном возрасте. Вместе с родителями живет их 56-летний сын. Живут в собственном доме. Вернее, в последние годы Мышкины в доме не столько живут, сколько мучаются. Дом собран в 1941 году из двух старых строений. Прослужив верой и правдой семь десятков лет, дом пришел в полную негодность. Окончательно развалиться ему не дает вагонка, которой он обшит. Зимой температура в доме опускается до плюс 10 градусов, а в некоторых углах – и до нуля! Пытаясь спастись от холода, Николай Иванович отдирал кое-где вагонку, затыкал прохудившиеся пазы старыми фуфайками и другим тряпьем, сверху оббивал рубероидом… Ничего не помогало. Приходилось спать под двумя одеялами, да еще грелки с горячей водой с собой прихватывать. Днем по дому только в валенках и в ватных брюках. В общем, невмоготу!

Поняв, что самому с проблемой не справиться, ветеран войны и труда Н.И. Мышкин обратился в районную администрацию с просьбой помочь в ремонте дома. Чиновники мешкать с помощью не стали. Тут же провели обследование дома и смету на ремонт составили – 600 тыс. рублей. Но денег на ремонт не нашлось. Кто бы мог подумать! И стали чиновники убеждать Николая Ивановича Мышкина, что дом у него еще ого-го, к тому же площадь его чуть ли не запредельная – аж 54,67 кв.м. (прямо царские хоромы!) – и жить в нем можно еще долго и припеваючи.

Убедившись, что особой надежды на помощь местных чиновников питать не стоит, Мышкин пригласил из г. Кургана межведомственную комиссию «Агентство независимой оценки «Эксперт», которое выдало ветерану заключение о непригодности его жилища для дальнейшего проживания. Государственная жилищная инспекция Тюменской области также признала дом Н.И. Мышкина для проживания непригодным. Получив на руки такие документы, Н.И. Мышкин обратился в Сорокинский районный суд, который 15 августа прошлого года обязал главное управление строительства и ЖКХ Тюменской области и администрацию Сорокинского района обеспечить семью Н.И.Мышкина благоустроенным жилым помещением.

Если вы подумали, что сорокинские чиновники тут же со всех ног бросились исполнять решение суда, значит вы плохо знаете сорокинских чиновников. Они попытались опротестовать решение районного суда в кассационном порядке. Слава богу, не совсем удачно. Вернее, совсем неудачно. 3 октября 2011 года судебная коллегия Тюменского областного суда решение Сорокинского районного суда от 15 августа 2011 г. оставила без изменения, а кассационную жалобу администрации Сорокинского района и главного управления строительства и ЖКХ Тюменской области – без удовлетворения.

Без малого год прошел с той поры, но дело с предоставлением семье ветерана Мышкина благоустроенной квартиры не продвинулось ни на вершок. Сказать, что чиновники за это время ничего не сделали, было бы опрометчиво. В поте лица они строчат отписки. «Дважды я обращался к бывшему президенту Медведеву, в приемную Путина, к губернатору Якушеву, в областную Думу. И отовсюду отписки»,– пишет в «Трудовую Тюмень» Н.И. Мышкин. Вот только один пример таких отписок – строки из письма главы Сорокинского района А.Н. Агеева главному редактору газеты «Трудовая Тюмень» А.К. Черепанову, обратившемуся в интересах Н.И. Мышкина к прокурору Тюменской области В.А. Владимирову и к губернатору Тюменской области Якушеву В.В. Итак, главный сорокинский чиновник, в частности, сообщает, что Н.И. Мышкин «поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях с первоначальной даты обращения в администрацию Сорокинского муниципального района, т.е. с 22.12. 2009 года». Поставить на учет – это ли не труд?

Мало того, тот же районный глава Агеев сообщает, что «администрация района, совместно с заявителем (т.е. с Н.И.Мышкиным) принимали меры по подбору жилого помещения, отвечающего требованиям жилищного законодательства и составу семьи участника войны». Ишь ты – «меры принимали»! Мы пахали!

«Из нескольких предложенных вариантов Мышкин Н.И. сделал выбор на двухкомнатной благоустроенной квартире, расположенной в с. Б.Сорокино (далее указан адрес)», – продолжает сообщать А.К. Черепанову г. Агеев.

Тех, кто подумал, что мытарства фронтовика Мышкина наконец-то закончились, спешу разочаровать. До сего времени семья ветерана войны и труда Н.И. Мышкина продолжает проживать в ветхом доме со всеми неудобствами во дворе.

Неправду пишет господин Агеев! Как сообщил в редакцию Н.И. Мышкин, никаких вариантов квартир районная администрация ему не предлагала. Ему предлагали самому подыскать подходящую квартиру.

Николай Иванович просматривал объявления в районной газете о продаже квартир, лично осматривал квартиры и сообщал об этом чиновникам районной администрации. Но все предложенные Мышкиным варианты чиновников администрации по разным причинам не устраивали: одна большая, другая дорогая, третья маленькая и т.д. и т.п.

Зададимся вопросами. С чем столкнулся старый солдат Николай Мышкин в родном селе? С управленческим дефектом или с организационной немочью чиновников районной администрации? Неужто бездушные чиновники неискоренимы, как репей на пустыре? А, может, чиновники «лишь на дела ужасные, но добрые внутри»? Как бы то ни было, но отчаявшись получить от них реальную помощь, Николай Иванович Мышкин намеревается обратиться с письмом к Президенту Белоруссии А.Г. Лукашенко и сообщить ему, что живет в богатой Тюменской области в холодном, гнилом, разваливающемся доме солдат, освобождавший Белоруссию от немецко-фашистских захватчиков. И чтобы его письмо опубликовали белорусские средства массовой информации.

Но сорокинские чиновники продолжают рыть себе ямку с усердием китайского землекопа. В своем очередном письме в редакцию «Трудовой Тюмени» Н.И. Мышкин сообщает, что сначала Сорокинская районная администрация предложила Мышкину выписать сына из дома, ветеран поверил власти и выписал сына, а «сейчас Сорокинская администрация и главное управление строительства и ЖКХ Тюменской области предлагают, чтобы мы отказались от решений судов, и только при этом обещают нам дать квартиру». В такой цинизм чиновной братии сложно, практически невозможно поверить. Но ведь те же чиновники до сих пор не выполнили решения судов, обладающих, между прочим , силой закона. И они же по сути, игнорируют требования Президентов РФ Путина и Медведева. Разве не Путин требовал обеспечить всех ветеранов войны благоустроенным жильем еще к 60-летию Победы, т.е. к 9 мая 2005 года? И не Медведев ли того же требовал к 64-й годовщине Великой Победы? Отпраздновали уже 67 годовщину. И что? Семья фронтовика Мышкина до сих пор благоустроенным жильем не обеспечена. И никого, кроме «Трудовой Тюмени» и ее главного редактора А.К. Черепанова это, похоже, не волнует. В очередной раз Александр Киприянович звонит в главное управление строительства и вице-губернатору области Сарычеву С.М., рассказал о предложении администрации района выписать сына и о предложении отказаться от решения суда. Сарычев С.М. обещал принять меры к районным чиновникам.

24 июня 1944 года в 17-летнем возрасте Николай Мышкин участвовал в своем первом бою с фашистами под г. Витебском (Белорусская ССР). С боями прошел Белоруссию, Литву, Восточную Пруссию. 5 февраля 1945 года в бою в 5 километрах от Кенигсберга был ранен и контужен. (Вот уже 67 лет в теле старого солдата Мышкина торчит осколок фашистского снаряда. Врачи не решаются его извлекать, поскольку это связано с большим риском для жизни ветерана). После излечения в госпитале Н.И. Мышкин продолжал службу в 63-м тяжело-танковом полку, расквартированном в г. Тильзит (Восточная Пруссия – ныне г. Советск Калининградской области). В 1948 году полк перебрасывают на военно-морскую базу Порккала-Удд (Финляндия). Всего службе в Советских Вооруженных Силах Н.И.Мышкин отдал 7 лет своей жизни. За свой ратный труд награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу» и «За победу над Германией».

Демобилизовавшись, Николай Иванович Мышкин поступил в Ишимский сельскохозяйственный техникум, после окончания которого стал работать в колхозе техником-механиком. Затем трудился председателем сельского Совета, секретарем парткома колхоза, директором маслозавода, начальником штаба гражданской обороны Сорокинского района. Выйдя на пенсию Николай Иванович в течение 10 лет возглавлял Совет ветеранов войны и труда Сорокинского района. К военным наградам Н.И. Мышкина добавились орден «Знак Почета», медали «За доблестный труд» и «Ветеран труда». Так Родина оценила его мирный труд.

Николай Иванович Мышкин – человек чрезвычайно скромный. Все эти годы он с семьей проживал в неблагоустроенном доме. И благоустроенную квартиру попросил лишь тогда, когда его домишко начал совсем промерзать и разваливаться. Заслужил ли Николай Иванович Мышкин, чтобы хотя бы на старости лет пожить в благоустроенном жилье? Вопрос, считаю, риторический. Почему же областные и сорокинские чиновники не обеспечат семью заслуженного человека положенным по закону жильем? Могут, но не хотят? Или хотят, но не могут? А за что, в таком разе, они жалованье получают?

Между тем, есть очень простой и столь же эффективный, даже эффектный, выход из создавшегося положения. Например, главе Сорокинского района Агееву предложить Н.И. Мышкину обменяться имеющимся жильем. Что-то мне подсказывает, что А.Н. Агеев вполне способен на такой обмен. И 600 тысяч отыскались бы в бюджете на ремонт дома Мышкиных, в который переедет семья Агеевых. И это было бы вполне справедливо.

 А.Г. Ушаков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − четыре =